Артур Кларк, из разных книг

Если найдешь в жизни лёгкую дорогу, знай: она никуда не ведет.

Ни одна страна не может позволить себе отвлекать одарённейших своих граждан на такие нетворческие и паразитические занятия, как реклама, право и банковский бизнес.

Чем совершеннее техника передачи информации, тем более заурядным, пошлым, серым становится её содержание.

Только тот, кто неразумен, возмущается неизбежным.

– Разве не сказал один умный человек, что политика – это искусство возможного?
– Согласна, и именно поэтому ею занимаются второсортные умы. Гении предпочитают бросать вызов невозможному.

Существует две возможности: либо мы одиноки во Вселенной, либо нет. Обе одинаково ужасны.

Это ещё надо доказать, что разум представляет хоть какую-то пользу для выживания.

Эпитафия нашей расе, написанная бегущими светящимися буквами, будет гласить: “Тем, кого боги хотят уничтожить, они сначала дают телевизор”.

Единственный способ установить границы возможного – попытаться сделать шаг за эти границы.

В городе, где живет десять миллионов человек, не с кем поговорить по-настоящему.

Знание может погубить религию и не опровергая ее догматы, а попросту не придавая им значения.

Есть недуги, которые может излечить только время. Злодеев можно уничтожить, но ничего не поделаешь с хорошими людьми, упорными в своих заблуждениях.

Одной стабильности недостаточно. Она слишком легко ведет к застою, а затем и к упадку.

Вера – личное дело каждого человека, лишь бы он не посягал на свободу других.

В минуты величия поблизости во все времена ухмылялась пошлость.

Каждая новаторская идея проходит три фазы развития: 1. Это совершенно невозможно. 2. Это возможно, но не заслуживает осуществления. 3. Я всегда говорил, что это хорошая идея.

Если они должны выбирать: умереть, как люди, или умереть, как звери, – первое, несомненно, лучше… Это выше логики и рассудка; впрочем, то же самое можно сказать едва ли не обо всем, что определяет жизнь и смерть человека.

Изгнание, – сказал он, – весьма способствует творчеству: немало шедевров было создано в тюремных камерах, вдали от забот большого мира.

Я не принимаю человечество всерьез, только это и позволяет мне сохранить остатки незаурядных в прошлом умственных способностей.

Нет такого царства Утопии, где довольны и счастливы были бы все и всегда. Чем благополучнее условия жизни, тем выше становятся духовные запросы, и тебе уже мало всего, чем обладаешь и что можешь, хотя прежде о таком не смел бы и мечтать. Пусть окружающий мир дал всё, что только мог, – не находят покоя пытливая мысль и тоскующее сердце.

Способность человеческого мозга к адаптации поистине удивительна: очень скоро самые невероятные вещи кажутся обыденными.

Работа – лучшее утешение от всяких потрясений.

Я мало сейчас думаю о прошлом – я уже там был. Мне больше интересно, что будет со всеми нами.